Не стань он-лайн овощем !!!!!!!


Профессия: консультант (Часть 2)
Опубликовано: Vanbasten , Дата: 14/3/2015

Терапевтические отношения

Консультатнт по зависимостиА теперь давайте поговорим о том, что такое терапевтические отношения, возникающие между консультантом и клиентом.

Прежде чем говорить о том, чем терапевтические отношения являются, давайте выясним, чем они точно НЕ ЯВЛЯЮТСЯ.

Терапевтические отношения – это точно НЕ:

- Отношения между родителем и ребёнком.  И наоборот.

- Отношения между учителем и учеником

- Отношения между коллегами (друзьями)

- Отношения между вождём и последователями

- Отношения между священником и прихожанами

- Отношения между любовными партнёрами

- Отношения между полицейским и преступником

- Отношения между старшим братом и младшим (или сестрами)


Что это означает? Если вернуться к личности человека, который обращается за лечением, можно с уверенностью утверждать, что зависимость, как мультифакторное заболевание, проявляется во всех составляющих личности зависимого – в мышлении, в поведении, в стереотипах, в оценке ситуации, в психических реакциях на происходящие события.

Зачастую алкоголики и наркоманы демонстрируют инфантильное (незрелое, детское) поведение и образ мышления. Тем более часто такое происходит на лечении, когда человек помещён в непривычные для себя условия, которые, естественно, вызывают у него стресс.

Зависимый клиент часто приглашает консультанта взять руководство над его жизнью. В жизни алкоголика или наркомана, как правило, достаточно много людей, которые управляют его жизнью – от родственников до сотрудников правоохранительных органов. Это обусловлено тем, что по мере развития заболевания зависимый человек теряет контроль сначала над употреблением веществ, изменяющих сознание, а потом и над своим поведением. Неопытный консультант может поддаться соблазну и «повестись» на приглашение клиента сыграть одну из ролей в его социальной игре. На протяжении всего процесса лечения для консультанта очень важно понимать, что происходит между ним и клиентом, и говорить об этом своему клиенту.

Таким образом, получается, что терапевтические отношения – это специфические социальные связи, которые отличаются от любых других связей, которые до этого устанавливал человек.

При всем вышеперечисленном важно понимать, что консультант всегда будет для клиента образцом для подражания, некоей ролевой моделью. По сути, такое отношение является инструментом, с помощью которого консультант может оказывать лечебное воздействие на клиента.

В группах самопомощи, работающих по программе «12 Шагов», такой терапевтический фактор, как имитационное поведение, достаточно развит и на протяжении многих лет доказывает свою эффективность в работе с зависимыми людьми.

В своей работе консультант всегда должен учитывать, что на терапии зависимости его персона для клиента – самая важная. Понимает консультант это или нет, но он всегда оказывает воздействие на клиента – либо терапевтическое, либо вредоносное.

Парадокс этого феномена заключается в том, что консультант всегда находится «между двух огней». С одной стороны, это необходимость воздерживаться от «приглашения» клиента вступить с ним в понятные и знакомые тому отношения (как правило, созависимого или зависимого характера), а с другой - необходимостью применять в своей практике такие терапевтические инструменты, как руководство, поддержка, эмпатия, способность поставить интересы клиента выше своих. Умелый консультант сможет использовать потребность клиента в руководстве, наставничестве, близости, доверии, искренней поддержке и интересе с пользой для последнего, избегая при этом сверхопекающих и сверхконтролирующих отношений.

Никогда не забуду, как один из клиентов, подводя итоги собственного лечения и выделяя для себя самые важные моменты терапии, повлиявшие на него, рассказал следующую историю. В преддверии семейной встречи, которая была для него очень стрессовым событием (он давно не разговаривал со своими родными о том, что происходит с ним и между ними), он очень волновался и переживал. Консультант, ведущий данного клиента на отделении терапии зависимости, просто забыл о том (такое тоже бывает!), что днем назначил время подготовки к семейной сессии. Когда назначенное время подготовки уже прошло и клиент стал понимать, что рискует остаться неподготовленным к завтрашней встрече с родственниками, он все-таки попросил дежурную медсестру с отделения позвонить консультанту домой и спросить, что ему теперь делать. Несмотря на то, что уже был поздний вечер, консультант пришёл на отделение терапии и подготовил клиента для предстоящей семейной встречи. По словам самого клиента, именно способность консультанта признать свою ошибку, пожертвовать своим комфортом и личным временем, отложить все свои дела ради него, глубоко его потрясла и дала ему возможность почувствовать себя значимым – впервые за долгое время. По словам клиента, этот случай стал для него самым важным событием за время прохождения курса терапии зависимости.

Многие клиенты – это выходцы из деструктивных семей, которым не хватало любви, заботы, внимания, тепла в отношениях со своими родителями. У некоторых клиентов родителей попросту не было. Большинство зависимых строят очень болезненные и запутанные отношения с окружающими по одной-единственной причине – они не умеют строить здоровых. Их этому не научили, у них не было соответствующего примера. Консультант – это человек, который, будучи ролевой моделью, значимо влияет на способность клиента учиться строить новые, более здоровые отношения с теми, кто его окружает. Нет ничего зазорного в том, если консультант начнет выстраивать свои отношения с клиентом с того, что будет искренним, теплым, отзывчивым – и твердым.

Именно это определяет терапевтические отношения в первую очередь. Неподдельный интерес к личности клиента, к его делам. Принятие человека таким, какой он есть, начинается с разделения его болезни и его личности. Для терапии зависимости в работе консультанта этот принцип важнее других.

Что ещё делает терапию терапией?

Консультант должен всячески поощрять клиента в свободе выражения своих чувств и высказываний. Консультанту важно воздерживаться от морализаторских высказываний (помня о том, что в жизни клиента было очень много людей, которые осуждали его за проявления его болезни). Он должен отказаться от нравоучений, осуждения чувств клиента, его высказываний, если он всё-таки настроен помогать зависимому. Речь идёт о безоценочном отношении к личности  клиента со стороны консультанта. При этом, конечно же, консультант должен быть твёрдым и настойчивым к проявлениям зависимости клиента. Это верно как для групповой, так и для индивидуальной терапии. Подобный подход значимо пересекается с задачами консультанта на терапии зависимости – помогать клиенту осознавать (видеть) проявления его болезни, признавать их существование (принимать их) и пробовать применять новые способы решения проблем, которые возникают из-за его зависимого поведения.

Очень часто бывает так, что в процессе терапии отрицание клиента обостряется. Например, один молодой человек, пройдя курс терапии зависимости в стационаре и находясь на амбулаторном лечении, стал открыто высказывать мысли о том, что собирается прервать своё лечение. Он предполагал, что уже достаточно здоров для того, чтобы перестать уделять основное время своему лечению и вернуться на прежнее место работы, откуда ранее уволился в силу общего кризиса, наступившего из-за его зависимости. Консультанту, совместно с остальным терапевтическим персоналом, пришлось пересмотреть план лечения этого клиента и провести ряд мероприятий, направленных на преодоление отрицания клиента, в которых участвовали члены семьи клиента, а также другие члены терапевтической программы.

Перед персоналом стояла следующая задача – оказать  клиенту помощь в том, чтобы он понимал механизм собственного отрицания. Клиент занимался рационализацией и утверждал, что ему сейчас крайне необходимо начать зарабатывать деньги, чтобы перестать «висеть на шее» у родственников. Ему необходимо было услышать от самих родственников, что, во-первых, они не считают, что он «висит у них на шее» - они помогают ему добровольно и поддерживают его выздоровление. Во-вторых, те деньги, которые он зарабатывал на последнем месте работы перед тем, как попасть на лечение, почти целиком шли на его употребление. Следующим его аргументом в пользу прекращения лечения был факт того, что ему уже легче и он чувствует себя прекрасно как физически, так и эмоционально. Опытный консультант не стал опровергать это утверждение, а наоборот – подтвердил его. Но напомнил клиенту, что этого состояния он достиг только с помощью руководства, которое давали ему сотрудники реабилитационного центра, поддержки своих товарищей из терапевтического сообщества и родных. И что сейчас обострилось его отрицание своей болезни. И что это обострение может запустить зависимый образ мышления и вернуть человека к употреблению химических веществ, если он не научится распознавать свое отрицание и минимизировать его влияние. К счастью, этот клиент находился на той стадии отрицания, которая позволяла ему быть восприимчивым к мнению консультантов, членов его семьи и терапевтической группы. Эта ситуация помогла ему понимать, как действует механизм отрицания, который запускает тенденцию движения к срыву. Что, в свою очередь, впоследствии помогло ему справиться с самыми разными кризисами на пути выздоровления.

Следующей обязательной составляющей  терапевтических отношений являются взаимные договоренности и ограничения.

Ограничения носят характер сохранения тех норм, с помощью которых терапевт хотел бы создать безопасное пространство внутри отношений «консультант-клиент», начиная от биологических тестов на содержание в моче клиента наркотических веществ и заканчивая введением временных рамок – когда каждая встреча начинается в определённое время, и в определённое  время заканчивается. Это могут быть правила поведения на отделении терапии зависимости, которые должен соблюдать каждый пациент. Нарушение любого из правил должно тщательно рассматриваться персоналом на предмет выявления «несотрудничества» (саботажного поведения, сопротивления выздоровлению) клиента и обсуждаться с самим клиентом.  Важно, чтобы человек, пришедший на лечение, знал (а не догадывался) о том, что существует недопустимое поведение. И, в отличие от многих других мест, в которых его «болезненное поведение» замалчивали, скрывали и старались избегать разговоров о нем, здесь, наоборот, такое поведение может стать фокусом терапии его зависимости.

Например, клиент, всячески избегавший ответственности за то, как он строит свой день на отделении терапии зависимости, не успевал сдавать в срок свои письменные работы. После получения им нескольких предупреждений его поведение не изменилось, а письменные задания, выдаваемые консультантом, становились всё более объёмными и глубинными. Клиент стал испытывать всё более сильный стресс, а поскольку привычным способом решения жизненных проблем для него было молчаливое бегство от них, через некоторое время он начал думать о том, чтобы выписаться с терапии зависимости досрочно на том основании, что для него она «слишком сложная и неподходящая».

Решить данную проблему ему помогло только участие персонала. Заметив количество замечаний и ухудшившееся эмоциональное состояние клиента, консультант вызвал его к себе для разговора. В данном случае очень помогла поддерживающая, «неосуждающая» позиция консультанта. Когда клиент стал оправдываться (снимая с себя всякую ответственность за происходящее с ним), перечисляя причины, которые мешают ему придерживаться намеченного плана лечения, консультант, понимая, что столкнулся с защитным поведением клиента, который готов к осуждению или оправданию своего поведения, не стал делать ни того, ни другого. Вместо этого он предложил клиенту разобраться с причинами, которые привели его к такой ситуации.

Оказалось, что клиенту сложно регулировать свое время на отделении терапии зависимости. Он подолгу засиживается за разговорами с другими клиентами, отвлекается на всякие мелочи, спит днём вместо работы над заданиями. И, конечно же, ему крайне сложно обращаться за помощью, когда она ему требуется!

Консультанту потребовались настойчивость и терпимость, чтобы, исключая менторские нотки из своего голоса, напомнить клиенту о целях терапии (декларируемых самим клиентом – желание измениться, перестать употреблять наркотики) и предложить помощь в решении вопросов распределения времени клиента. Правила отделения, естественно, не менялись.
 
В данном случае клиент был настроен на диалог и шёл на сотрудничество. Но бывают ситуации, когда клиент находится в состоянии открытого отрицания и не сотрудничает с консультантом. Конечно, персоналу необходимо тщательно рассматривать каждый отдельный случай, чтобы понять, как взаимодействовать с данным клиентом в данный момент времени.

Подведём краткий итог. Достаточно непросто формировать мнение о том, что такое терапевтические отношения, когда речь идет о такой болезни, как зависимость. Консультанту требуется умение «манипулировать» чувствами клиента, для того чтобы он мог рисковать и пробовать применять на практике новые для себя модели поведения.

Как мы уже говорили ранее, через какое-то время консультант становится для зависимого человека чуть ли не самым важным человеком в его жизни. И подобное отношение не меняется в течение многих лет после того, как человек закончит своё лечение. Многие клиенты с теплом вспоминают то время, когда они проходили курс реабилитации на терапии зависимости. Они отзывались о своих чувствах к консультанту как к старшему товарищу, брату или сестре, наставнику, учителю, лидеру.

Мы с вами уже несколько раз упоминали существующие задачи в терапии зависимости, которые ставит перед собой консультант. Запомните – КОНСУЛЬТАНТ ВСЕГДА ДОЛЖЕН ПОНИМАТЬ, ЧЕГО ОН ХОЧЕТ ДОСТИЧЬ В РАБОТЕ СО СВОИМ КЛИЕНТОМ. Иначе говоря, консультант всегда понимает, куда и к чему он ведёт своего клиента. Если этого понимания нет, то консультант разбирается с причинами, которые мешают ему понимать свои действия.



Статья из Зависимость в сети
http://zavisimost-v-seti.ru

URL для этой статьи:
http://zavisimost-v-seti.ru/modules/proicontra/index.php?op=viewarticle&artid=36